Vtopetop логотип

История о том, как Абрам Балашов напал и изрезал картину «Иоанн Грозный и сын его Иван»

В январе 1913 года в одном из полицейских участков сидел убитый горем молодой мужчина двадцати восьми лет. Он был чисто одет, гладко причесан и внешне производил самое благоприятное впечатление. Обхватив голову руками, раскачиваясь на скрипучем деревянном табурете, Абрам Балашов – так звали арестованного, – то и дело повторял: «Господииии! Что же я сделал?».

По нашей информации, родом он был из небольшой деревни Московской губернии (современное название Московской области) и являлся старообрядцем и иконописцем, а так же сыном довольно богатого отца. Все эти обстоятельства вызвали естественные спекуляции связывания его мотивов с религиозным фанатизмом. Но позже данная идея потеряла актуальность.

Начальник сыскной полиции впоследствии утверждал, что из разговора с задержанным он понял, что тот страдает душевным расстройством, ибо на часть вопросов отвечал Абрам как будто осмысленно, потом терялся, говорил медленно, забывался, был рассеянным, отводил взгляд и плакал. На момент инцидента он был постояльцем Третьяковской галереи.

Картина Репина Иван Грозный убивает своего сына

О том, что именно натворил Балашов, стало известно уже на следующий день из всех московских и не только газет.

Репортеры сообщали:

«Сегодня, в городской художественной галерее имени братьев Третьяковых имел место акт дикого вандализма, учиненный сумасшедшим маньяком. В половине одиннадцатого утра один из посетителей галереи, неоднократно ее посещавший, изрезал знаменитую картину Репина «Иоанн Грозный и сын его Иван». Сумасшедший серповидным ножом садового типа сделал на картине три продольных разреза, от восьми до восьми с половиной вершков каждый. Так как лицо Грозного и его сына очень близко сходятся на картине, один из порезов, пришедшийся именно в этом месте, испортил лица обеих фигур. Все это произошло меньше чем в пять секунд, и очевидно, что предупредить это не было никакой возможности, хотя тут же стоял дежурный сторож, который немедленно обезоружил сумасшедшего. Безумец, совершивший это бессмысленное преступление, оказался Абрамом Абрамовичем Балашовым, иконописцем двадцати восьми лет. Он неоднократно бывал в Третьяковской галерее, смотрел картины, но никто не подозревал, что он человек ненормальный, так как вел он себя всегда скромно. Бросившись к картине, он повторял: «Довольно крови!». Оказалось, что нож он приобрел сегодня, в магазине Роберта Кенца. Репин завтра утром прибудет в Москву».

Реакция Ильи Ефимовича Репина

Бурной реакции от художника на этот инцидент ждали и очень опасались все. Также боялись за состояние здоровья Ильи Ефимовича, так как знали, об особом трепете ко всем своим картинам.

Сотрудники же галереи вспоминали, как причитая, художник стоял у искалеченного полотна, называя случившееся непоправимым ужасом и несчастьем. Окружающим стоило большого труда успокоить художника в том, что изначальное состояние картины есть возможность восстановить.
Совсем иным – нарочито спокойным, кушающим картофель со сливочным маслом, описал в этот день живописца Корней Чуковский, являющийся поэтом, литературным критиком и переводчиком. Он описывал состояние репина так:

«Он был полностью уверен, что данная его картина, являющаяся, по его мнению, лучшей навсегда уничтожена. Чувствовалось, как он принуждал себя к душевному спокойствию, но все его физическое состояние выдавало волнение и тревогу, а возможно даже шок, его руки у него дрожали мелкой дрожью, и он даже не мог говорить».

В это же время, занявшееся вплотную Балашовым, следствие установило: в станах Алексеевской психиатрической больницы находится на лечении сестра Абрама, здесь же умер их родной брат, сюда же поместили и Балашова-младшего. То есть вполне возможно его заболевание было наследственным, а порча картины — это случайно возникшее обострение существующей болезни.
«Новое время», 1913 года:

«В обществе психиатров происходил осмотр Балашова, порезавшего картину Репина. Когда Абрама Абрамовича ввели в залу, он подумал, что это суд, бросился на колени и начал просить о пощаде. Все это время повторял он, что изрезал картину потому, что хотел прославиться перед скорой смертью. Врачу, под наблюдением которого находился Балашов, он объяснил, что картина была для него наглядным показателем семейного разлада, который переживал он в собственной семье».

В защиту Балашова выступил русский поэт Максимилиан Волошин, заявив, что картину Репина порезали не просто так, ведь к данному произведению нужно было бы ограничить доступ, что не сам Репин, а именно Абрам – жертва, которая просто поддалась токсичному порыву.

В кровожадности и смаковании зла обвинял Волошин Илью Ефимовича, позже Репин заявлял, что тот с самого начала невзлюбил его творчество и его лично. Художник даже обвинил поэта и всех его представителей («прозрачно намекая на сообщество «Бубновый валет») в наеме Балашова, считая инцидент проплаченным заранее актом вандализма.

«Профессор Зернов во время своих лекций по анатомии имел обыкновение, как передавали мне его слушатели, приводить как образец анатомической ошибки рану царевича Ивана. При такой ране, говорил он, крови может вытечь больше полстакана. Между тем на картине ее так много, как будто здесь зарезали барана, но раз уж мы знаем, что это необходимо художнику для достижения определенного эффекта, придираться не станем. Когда мы имеем дело с настоящими произведениями искусства, зритель всегда подставляет себя на место автора или героя. Несчастия в произведениях искусства – это его несчастия, ужас – его ужас. Зло, принесенное репинским «Иоанном» за тридцать лет, велико. Репин был предтечей всего того, что теперь так пышно разрослось в романы, в театры ужасов, в литературу Леонида Андреева».

Восстановление картины

Уже весной 1913 года поврежденная картина, к радости ее автора и всего его окружения была полностью отреставрирована. В «Русском слове» даже писали, что в честь такого события Шаляпин дал большой концерт. Праздновали второе рождение полотна в ресторане «Прага» в Москве.

Что же до вандала, то весной следующего года все газеты сообщали:

«Балашов, изрезавший известную картину Ильи Ефимовича Репина – «Убиение Иоанном Грозным своего сына» в настоящее время находится на свободе. Две недели тому назад отец его выписал своего слабоумного сына из Алексеевской психиатрической больницы. Очевидно, варварское нападение явилось острой вспышкой безумия, не оставившей и следа в памяти больного».

Иван Грозный и его сын Иван

Стоит отметить, что с тех пор эта картина не раз подвергалась нападениям и вызывала вспышки гнева у слишком эмоциональных и не совсем здоровых людей. А как вы относитесь к этому художественному произведению?

Добавить комментарий